КРЕМЛЁВСКИЕ ХРОНИКИ




Встреча с Лениным

ТерентьевВажность поста 27 в здании Рабоче-крестьянского правительства я представлял себе и тогда, когда 4 февраля 1923 года первый раз встал на пост № 27 - квартиры Ленина. Полню то чувство, когда приняв от старого часового обязанности, я нажимаю кнопку электрического звонка в комендатуре Кремля, что служил сигналом: смена произошла исправно. Слышны шаги уходящих по каменной лестнице часового первой смены и разводящего. Я один на посту № 27!. На посту № 27 !! Легкая дрожь и маленькое волнение, - это от быстрого подъема по лестнице, - стараюсь я успокоить себя этими объяснением. Но сейчас же ловлю себя на самообмане: причина волнения, конечно, не в том...

Мысль, что ты на посту у вождя Коммунистической партии, у Ильича - заставляет взять себя в руки. Еще минута и я спокоен. Руки крепко сжимают трехлинейную и я, каждую минуту готов к бою. Проходит другая - третья минуты, кругом тихо-тихо. Я вспоминаю, что нужно лучше познакомиться с инструкцией и просмотреть список тех, кого я могу пропускать в квартиру Ильича. Было десять часов вечера ( я был во второй смене). В коридоре от 25-ти свечовой электрической лампочки - легкий полусвет. Инструкция прочтена два раза, список просмотрен. Перебираю в уме, в каких случаях я должен звонить в комендатуру Кремля. Вдруг шаги. Кто это? Неужели Ленин? Тот чье имя с любовью произносится миллионами тружеников на обоих полюсах земного шара... Мысль летит дальше... Тот... Здесь она обрывается, - так как дверь быстро отворяется - затворяется и мимо поста № 27 твердыми и уверенными шагами быстро проходит человек в коричневом пиджаке и ботинках. Вот он, скоро и легко доходит до двери Большого Совнаркома и скрывается за ней. Кто это? Ленин? Если да, то по инструкции, в момент выхода из квартиры председателя Совнаркома, я должен нажать кнопку электрического звонка в комендатуру. Если нет, не нужно. Минуту я колеблюсь. Близко я видел его один раз, одетым по-зимнему, садящимся в автомобиль. Здесь он раздетый, да и так быстро прошел, что я не успел ничего заметить. Как же быть? Вспоминаю каким я видел Ильича на портрете в клубе , в книгах и журналах... Да. Это он - Ильич. Спокойно, в полной уверенности, что это вышел Ленин, я звоню в комендатуру Кремля. Я не ошибся в правильности своих предложений, в этом я убедился через час, когда дверь у входа в Большой Совнарком снова отворилась и оттуда вышли двое мужчин и одна женщина. Одного из них я узнал сразу: это был Ленин, вышедший час тому назад из квартиры. Теперь он возвращался обратно. С кем? Этого я еще не знал. Все трое тихо приближались к посту № 27, ведя какую-то беседу. Вот они в 7 -10 шагах от поста, я узнаю их всех. Впереди Ленин, второй - врач Елизаров, и сестра Ильича Анна Ильинична. Так близко видеть тов. Ленина! Видеть того, под чьим руководством совершался Красный Октябрь! Тот, под руководством которого выросла могучая, стальная, монолитная, как гранит, партия РКП (большевиков). Видеть так близко того, кто первым практически указал рабочему классу путь к власти. Видеть того, о ком говорит весь мир... Ленин - у поста № 27! Часовой замер, он весь внимание, зрение и слух. Короткий поворот головы в сторону часового. Я вижу лицо Ленина. Открытая голова, немного утомленное лицо. Глаза искать не нужно - они, немного прищуренные, смотрят прямо на вас. Правая рука держит портфель, левая тянется на ручку двери.

- Здравствуйте.

Приветствует Ильич часового на посту № 27 - легким наклоном головы и улыбкой. Раньше я много слышал о том обаятельном впечатлении, которое производит Ленин на того, с кем он беседует, про его влияние на других. Здесь мне пришлось убедиться самому в этой силе Ильича. На минуту я забываю, что я часовой поста № 27 - поста № 27!. И вместо короткого красноармейского «здравствуйте», я. Четко стараясь подражать Ильичу, немного тяну свое «здравствуйте» и также отвечаю наклоном головы в сторону Ленина (это не по уставу), продолжая смотреть в его лицо. Оно осталось тем же, что и в первое мгновение при повороте к посту № 27: улыбка только стала еще мягче и веселее - это от моего не уставного красноармейского ответа на приветствие т. Ленина. Дверь за входящими затворяется, мысленно я стараюсь еще представить себе фигуру Ильича... другая мысль, такая же быстрая, как ток по проводу электрического звонка в комендатуру и рука сама тянется к звонку, на посту № 27 - звонок ставит в известность кого нужно по службе, что Ильич вернулся на квартиру.

Оставшиеся полчаса до смены быстро проходят в мыслях об Ильиче, о его значении для дела мировой революции. Вспоминаю главу 4 параграф 28 из Бухарина «исторический материализм» и сравниваю это политическое рассуждение с действительностью. Шум шагов по каменной лестнице заставляет меня приготовиться к сдаче поста № 27. Смена... Смирно!... Прорезает тишину в коридоре резкий тенор разводящего: «Смена на пост, шагом марш!». Шаг в право - и рядом со мной, повернув голову для приема поста № 27, встала третья смена. Пост № 27. Охранять вход в квартиру т. Ленина... Идет дальнейшая сдача поста, продолжающая 4-5 минут... «Вторая смена! Смирно! За мною марш!» забывает добавить «шагом» разводящий. Поворот налево. Несколько шагов по коридору и мы на лестнице. Ждут часовые с постов ЦИКа. «Становись!» раздается первая команда разводящего. Выстроившись по два, шли часовые правительства Союза Советских Социалистических Республик и с ними часовой с поста № 27.

Источник: Ленинградская правда № 32 . Суббота 9 февраля 1924 года.